◊ ◊ ◊Продам дом, 12 соток, с. Лебяжье. Тел.: 8-950-985-80-35 ◊ ◊ ◊Продам участок, ул. Советская, 42-1. Срочно! Тел.: 8-953-856-73-73 ◊ ◊ ◊Продам участок в прекрасном месте. Тел.: 8-950-406-42-76 ◊ ◊ ◊Продам камень плитняк, желтый, красный. Самовывоз. Тел.: 8-913-175-66-60 ◊ ◊ ◊Закупаем мясо, можно живым весом. Тел.: 8-952-749-27-77, 8-962-844-88-80 ◊ ◊ ◊Куплю японский грузовик. Тел.: 8-902-925-41-71 ◊ ◊ ◊Куплю металлолом, холодильники, стиральные машины, телевизоры, аккумуляторы, цветные металлы; шкуры КРС, черемуху. Подъезжаем. Тел.: 8-950-418-48-22 ◊ ◊ ◊Сниму в аренду хороший дом на земле, в селе Краснотуранск. Тел.: 8-912-563-95-12

Иконка YouTube

Иконка facebook

Иконка майл

Иконка контакт

Иконка однаклассники

Иконка ок

Иконка вконтакте

ПЕРУ: СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Материал добавлен: 12.02.2018 в 15:06

1723134_original

музей золота

Наша газета опубликовала лишь малую часть путешествий Владимира Черникова. На своем велосипеде он уже объехал полмира. Поездка в Испанию и Латинскую Америку в 2006 году оказалась очень интересной.

Женщина как наследство

Начать путешествие предполагаю с посещения памятников самой древней в Перу культуры Чавин (1400-400 гг. до н.э.).

А потом последовательно «побывать» в более поздних культурах Паракас, Наска, Пачакамак, заглянуть в империю инков и закончить поход в Лиме периодом испанской колонизации. Хотел еще заехать в Музей археологии и антропологии. И уже было добрался до него, но случайно зашел в рядом стоящий магазинчик исторической литературы, где познакомился с Эльзой Мартинес, автором книги о керамике древних перуанцев. Бабуля продала мне свою книжку с дарственной надписью, а в музей ходить не рекомендовала, потому что он создан для профанов. Я и не пошел, поскольку считал себя совсем не новичком в археологии. Хотя, может быть, и зря. Здесь собрана уникальная коллекция эротической керамики культуры мочика (100 г. до н. э. – 550 г. н. э.). Судя по экспонатам, которые я видел потом в других музеях, положение женщины у индейцев было сведено до банальной роли производительницы детей. При этом супружество было обязательным, а измена и изнасилование карались смертью.

Женщина составляла часть наследства, была полностью порабощена своим мужем и под тяжестью семейных забот уже к 30 годам выглядела на все 50. Это была грязная, нечесаная, одетая в лохмотья и уставшая от жизни мать многочисленных вшивых детей, большинство из которых умирало еще в детстве от непосильного труда и болезней, часто прямо в поле.Однако мужчины за своей красотой следили. Они, хотя и мылись нечасто, но красили волосы и выщипывали бороды и усы – в музеях экспонируются сотни золотых шипцов-депиляторов. Одежда мужчин была более разнообразной, во время многочисленных праздников только они участвовали в танцах и играх. А у девочек даже не было кукол.

Энергетическая защита

В Музее золота (по-испански – Museoоrо) оказались многочисленные подтверждения тому, что древние индейцы наверняка знали, что такое биополе.

Они видели над головами жрецов и правителей светящиеся лучи и изображали их ауру в виде золотых корон. Чтобы уменьшить выход энергии, жрецы закрепляли в носу металлические пластины, закрывавшие рот. В уши вставляли огромные диски, на шею одевали массивные пекторали, а на пальцы – заостренные напалечники (с них стекала отрицательная энергия). Все, естественно, из чистого золота – «пота Солнца». Серебро у индейцев считалось «слезами Луны». А про другие металлы, кроме платины и меди, индейцы вообще ничего не ведали. Внимание к верхним энергетическим центрам (творчество, ум, личность, психика) объясняется большей духовной развитостью индейской знати. А простые люди обычно защищали нижние чакры живота и гениталий, контролирующие волю, способность к размножению и физическое здоровье. Мумифицированные захоронения тоже свидетельствуют о биоэнергетических знаниях. Поза мертвеца соответствует позе зародыша. Руки и ноги сложены таким образом, чтобы замыкались основные энергетические меридианы тела. Получается, что человек вроде бы и не умер, а как бы временно, но надолго заснул и потому расход энергии у него должен быть минимальным. Индейцы верят в загробную жизнь. По их мнению, что-то наподобие «двойника» продолжает жить в глубине земли в соответствии со своими идеями и желаниями и будучи тесно связанным со своим телом. Это и было причиной бальзамирования и мумифицирования трупов, а также боязни быть сожженным. Поэтому и крематориев в Перу нет. Некоторые черепа мумий еще при жизни были трепанированы, а дыры в них заделаны золотыми пластинами, через которые осуществлялось общение с Богом-Солнцем.

А предметами одежды «сеньора Сипана» (захоронение культуры мочика, I-VII вв. н.э.) наглядно показано, как фонтанирует энергия из его головного и нижнего центров. И все это практиковалось при полном отсутствии контактов с Индией и Китаем, где учение о биоэнергетике имеет очень давние корни. Однако чему тут удивляться? Ведь человек повсюду устроен одинаково.

В поисках неведомого

На следующее утро ребята улетали в Куско, бывшую столицу империи инков. Вместе с ними я съездил в аэропорт, где в камере хранения меня дожидался мой велосипед.

Получив вещи, я не торопясь собрал байк и по велодорожке, идущей от аэропорта в Лиму, отправился искать трансконтинентальное шоссе Панамерикана-сур. Поблудил, конечно, в 10-миллионном городе. Потому что шоссе на дорожных указателях называлось Norte (Северное), о чем я не сразу догадался. Я уж было совсем собрался изменить своим планам и ехать сначала в Наска, на юг, что было бы, конечно, хронологически неверно. Но само собой как-то получилось, что когда я все же выехал из Лимы, то оказался не на Южном, как думал, а на Северном шоссе. Прямо МИСТИКА какая-то! Похоже, что я уже живу по новым законам – законам путешествия. Где нет точного плана и сроков, а есть лишь смутное предчувствие. Теперь путешествие само поведет меня, позволяя лишь наблюдать цепь событий.

Земля жажды

На улице +32, ветер в спину, пологие подъемы. Можно было бы проехать берегом океана, да я просмотрел сворот на старую инкскую трассу.

Трехполосное шоссе идет через невысокие горы и часто переметено песком. Временами попадаются брошенные индейцами одинокие тростниковые хижины. Воды здесь нет, жители ушли. Это земля жажды. Засушливая узкая полоска земли между океаном и Андами никогда не видела дождя. Здесь нет заливов и бухт, а редкие поселки речных долин отделены друг от друга пустынями. Сообщение между ними возможно только по Пан-Американа. Народ здесь почему-то не рыбачит. Возможно, это традиция – индейцы всегда были землепашцами, а не моряками. Жара изматывает, ветер после спуска в долину стал встречным. Так что после 100-километрового прогона я уже искал, где бы мне отдохнуть в тенечке. Если бы его еще найти…

Чтобы истину найти, нужно свернуть

И тут встречаю двух велопутешественников. Упакованы, как и я: велорюкзаки, палатки, спальные мешки.

Перуанцы ездили на раскопки в Карал (Сaral) – городишко в Андах, где остались следы относительно недавней индейской культуры. Мы обменялись электронными адресами, обсудили особенности моего кастомного байка. Я показал им фотографии с наших покатушек и наклеил на перуанские велосипеды стикеры «Грязных носорогов». Теперь мы – амиго, друзья. В этот день я проехал еще километров тридцать. Поужинал в придорожном кафе и с наступлением темноты пристроился на ночлег в каком-то заброшенном доме. С удовольствием помылся в арыке и безмятежно проспал до трех часов ночи. Проснулся от откровения: «ЧТОБЫ ИСТИНУ НАЙТИ, НУЖНО СВЕРНУТЬ». То есть истина не лежит на проторенной дороге? Ничего не пойму. Мне не нужно дальше ехать по Пан-Американа? Или в приснившемся заложен какой-то более глубокий смысл? Так ничего и не поняв, через час я уже снова кручу педали. Сыро, туман – следствие влажного дыхания океана. Ветер опять в спину. Я явно не прогадал с выбором маршрута. Налобник в мигающем режиме развернут на затылок, на багажнике установлены катафоты, есть светоотражающие полосы на ветровке и велорюкзаке. Меня видно за версту, что совсем не лишнее, потому что движение на трассе очень интенсивное. Меня постоянно обгоняют огромные междугородние автобусы и гигантские грузовики. В очередном поселке я поел у уличной торговки чего-то необычно острого, зажевал это арбузом и жареной кукурузой и где-то к обеду был уже на ПОВОРОТЕ, уводящем с северного шоссе к музейному комплексу «Чавин». Стоявшие у дороги полицейские на «Лэнд Крузере» охотно прописали в моем блокноте предстоящую дорогу. Заметил, что, вопреки вопиющей бедности населения, все, кто служит государству, очень хорошо обеспечены. У них отличная форма, современные автомобили, высокая зарплата, приличное жилье. Такие люди – оплот режима в стране, в которой чуть ли не каждые пять лет совершаются военные перевороты. До темноты пробег получился около 150 км. Вчерашней усталости нет, потому что после обеда набежали тучи и жара спала. Питаюсь два раза в день, а на перекусы ем то, что не смог съесть в кафе – уж очень порции у индейцев большие. В этот раз ночую просто под открытым небом в зарослях тростника, наблюдая полеты светлячков и страдая от укусов местных москитос. Ночью проснулся от раскатистого грохота, земля подо мной шевелилась. Значит, землетрясения действительно здесь не редкость. Именно поэтому в горах не часто встречаются каменные дома, а сооружения имеют очень толстые стены и крыши из тростника, соломы или гофрожести. Чтобы противостоять землетрясениям, инки, например, строили стены своих пирамид из камней особой формы. Их верхняя часть была отполированной и немного вогнутой, а нижняя – выпуклой. При смещениях такие камни сами возвращались на свое место. Анды – это живые горы, переживающие медленную эволюцию. Здесь полно действующих вулканов. Геологи говорят, что это дикое великолепие демонстрирует детские годы Земли. В этих местах чувствуется присутствие Высших Сил.

Владимир ЧЕРНИКОВ

(продолжение следует)




Рекомендуем посетить