◊ ◊ ◊Продам дом, 12 соток, с. Лебяжье. Тел.: 8-950-985-80-35 ◊ ◊ ◊Продам однокомнатную квартиру, 600 000 рублей. Тел.: 8-902-551-74-05 ◊ ◊ ◊Обменяю благоустроенную квартиру на земле на двухкомнатную у/п, по договоренности. Тел.: 8-950-422-07-90 ◊ ◊ ◊Продам однокомнатную квартиру 600 тысяч рублей. Тел.: 8-902-551-74-05 ◊ ◊ ◊Продам двухкомнатную квартиру, цена 350 тысяч рублей. Тел.: 8-923-451-09-10 ◊ ◊ ◊Срочно продам двухкомнатную, п/б квартиру на первом этаже, вода, печное отопление, имеются хозпостройки, 350 тысяч рублей. Тел.: 8-923-451-04-10 ◊ ◊ ◊Продам трехкомнатную благоустроенную квартиру на земле, ул. Устиновича, 10, кв. 2. Тел.: 8-952-749-95-05 ◊ ◊ ◊Трехкомнатную квартиру на земле, п/б. Возможна рассрочка. Тел.: 8-913-037-84-27, 8-983-256-74-03 ◊ ◊ ◊Продам трехкомнатную квартиру, с. Беллык. Тел.: 8-952-749-44-54 ◊ ◊ ◊Продам трехкомнатную квартиру, 950 тысяч рублей, гараж 38 кв.м., в районе почты, 200 тысяч рублей, дом, 40 кв.м., на земле, 8 соток, 800 тысяч рублей, торг. Тел.: 8-950-410-64-28 ◊ ◊ ◊Продам дом п/б, есть огород, гараж, банька. Тел.: 8-923-341-07-03 ◊ ◊ ◊Продам дом, 12 соток, с. Лебяжье. Тел.: 8-950-985-80-35 ◊ ◊ ◊Обменяю благоустроенную квартиру на земле на двухкомнатную у/п, по договоренности. Тел.: 8-950-422-07-90 ◊ ◊ ◊Продам два дачных участка по 10 соток. Тел.: 8-923-341-07-03 ◊ ◊ ◊Продам Лада Нива 212140, 2010 г/в, ХТС. Тел.: 8-923-273-82-71 ◊ ◊ ◊Продам ВАЗ 2107, 1991 года выпуска, 30 тысяч рублей. Тел.: 8-923-582-23-58 ◊ ◊ ◊Продам юпитер ИЖ, квадроцикл, зимнюю будку. Тел.: 8-950-985-14-75 ◊ ◊ ◊Продам сено в рулонах. Тел.: 8-950-993-19-76 ◊ ◊ ◊Куплю японский грузовик. Тел.: 8-902-925-41-71 ◊ ◊ ◊Куплю металлолом, холодильники, стиральные машины, телевизоры, аккумуляторы, цветные металлы; шкуры КРС, черемуху. Подъезжаем. Тел.: 8-950-418-48-22 ◊ ◊ ◊Сниму квартиру или дом в аренду с семьей. Тел.: 8-923-572-07-87 ◊ ◊ ◊Отдам в добрые руки красивых, здоровых котят от хорошей кошки-мышеловки. Тел.: 8-950-437-59-62 ◊ ◊ ◊Отдам в хорошие, добрые руки сиамских: кота, кошку и котенка. Тел.: 8-902-468-66-09 ◊ ◊ ◊Отдам котят от кошки полубританки, в хорошие руки. Тел.: 8-913-576-98-03

Иконка YouTube

Иконка facebook

Иконка майл

Иконка контакт

Иконка однаклассники

Иконка ок

Иконка вконтакте

ВУЛКАНЫ САЯН. ИЮЛЬ 2017

Материал добавлен: 23.08.2018 в 16:06

30623348_1218742119_img003

Мы продолжаем публикацию материалов об удивительных открытиях знаменитого велопутешественника, члена Русского географического общества из Красноярска – Владимира Черникова. Кстати, буквально на днях он улетел в Иран. Это путешествие продлится почти месяц. Редакция с нетерпением ждет отчетов велопутешественника.

С божьей помощью!

В конце июля состоялась вторая (предполагаю, что отнюдь не последняя) экспедиция Русского географического общества в Восточные Саяны.

В замыслах проекта было решение трех разноплановых задач:

1. Розыск места, с которого была написана картина английского художника Т.У. Аткинсона «Бурятский храм на озере Эхе-Угун» (1851 г.).

2. Осмотр Ботогольского графитового рудника Алибера (1847-1861 гг.), поиск аргументов в пользу версии о возможном наличии среди местного населения потомков знаменитого француза.

3. Уточнение местонахождения Окинского пограничного караула (1828-1927 гг.) – просьба Королевского географического общества Великобритании.

За 8 маршрутных дней (17-23 июля 2018 г.) на велосипедах мы проехали более 400 км, пешком прошли около 80 – в основном по альпийской тундре и вечной мерзлоте. Общий набор высоты составил 7,5 км.

В этот раз на мое предложение составить компанию согласился Женя Григорьев, красноярский велопутешественник и горный турист. Человек, надежный во всех отношениях, в меру контактный и не конфликтный. И если бы не его поддержка, то мне, в одиночку, было бы намного труднее. Ведь в поход-то я отправился после того, как всего две недели назад костыли в сторону отставил. А еще важнее заинтересованный слушатель – катализатор моих открытий.

До Слюдянки мы добрались разными поездами. Дело в том, что при покупке интернет-билетов я случайно аннулировал свой заказ и даже получил возвратные деньги. Но не обратил на подтверждающую это СМС внимания. Так что приехал на вокзал, смело загрузился в вагон, но вскоре все выяснилось, и мне пришлось выгружаться обратно. Что делать? Женя едет, а я – нет. Бегу на вокзал: билеты на этот поезд отсутствуют. Однако через 10 минут следом в том же направлении идет еще один поезд. Но… билетов и на него тоже нет. И тут именно в мою кассу (а их было пять) подбегает женщина, просит пропустить ее без очереди и сдает свой билет. Вот это везение! В общем, я все – таки успел сесть в поезд и прибыл в Слюдянку буквально следом за Женей: он еще велосипед собирал. Видимо, эта поездка должна была состояться несмотря ни на что. И теперь пути назад у нас нет. Значит, все делаем правильно и там, НАВЕРХУ, проект одобрен!

Слюдянка

Покупаем обратные билеты и едем к моим друзьям по прошлой поездке, семье геолога Русских Юрия Антоновича. Чаевничаем, знакомимся с новыми коллекциями минералогического музея, корректируем свой маршрут.

Вечером катаемся по Слюдянке. Ночуем в доме гостеприимного хозяина. Ранним утром дочь Юрия Антоновича Татьяна забрасывает нас на машине в Монды к своим родственникам (+200 с лишним км). Завтрак, уточнение дороги и в путь. По конным тропам это около 18 км в один конец с приличным набором высоты. Мы хотим добраться до сдвоенных озер Эхе-Угун, где, предположительно, и была написана знаменитая картина английского художника. Перевал 2500 м. К сожалению, наши надежды не оправдались. Местность картине совершенно не соответствует. (Фото картины в прошлом номере).

Оказалось, что ледниковые озера расположены на высоте 2200 м. Это альпийская зона, где ни сосны, ни березы в принципе расти не могут (их нет уже в Мондах, на высоте 1300 м). Нет там и огромных камней-окатышей, и зубцов Саянских хребтов на горизонте. Как нет и молитвенной избушки. Которой здесь и быть не могло – строить-то не из чего. Да и незачем, поскольку некому сюда ходить. Места совершенно дикие, тропа давно не топтана.

Будем искать!

Ясно, что искать теперь нужно совсем в ином месте. Но, поскольку других озер на реке Эхе-Угун нет, то придется нам исследовать разливы ее течения и старицы.

А это уже район курорта Нилова Пустынь, улуса Хойто-гол и далее вверх по течению. Так что оставим это на потом, когда будем возвращаться в Слюдянку.

В Монды возвращаемся около полуночи. Ночуем снова в тепле, у своих новых знакомых.            Утро 17 июля. Закупаем продукты и осматриваем местные достопримечательности. «Древо счастья» когда-то установил здесь тот самый геолог Ю.А.Русских. Посетите его музей в Слюдянке и он с удовольствием расскажет этот эпизод своей жизни в не менее ярких красках.

Несколько километров асфальта и мы выкатываемся на гравийку. По сравнению с прошлым годом дорожная гребенка вроде стала еще более выразительной. Традиционно завтракаем в кафе на 22-м километре. Ранее Женя здесь уже бывал, когда ходил на Мунку-Сардык. А вот далее ему все интересно. Прибрежная терраса – это песчаные дюны. Ну как тут не вспомнить Намибию и не наследить немного?

Дорогу пересекает речка Гарган. В прошлый раз мы заезжали на близлежащий зимник, и сейчас я везу фотографии местных детей-сойотов. Узнают ли они себя? Узнали! И меня тоже.

В гостях у дедушка Нима Путунгеева

Новое утро начинается с дождя. Снова варим рожки с тушенкой и едем искать Алиберовский графитовый прииск. Несмотря на рекомендации, мы все же решаемся ехать по дороге на нефритовый рудник, проложенный в 1980-е годы по хребтам вдоль долины речки Улзыта.

На картах этой дороги нет – только пунктир в Османде, но в прошлогодний свой приезд ее начало я уже просматривал. Что-то знакомое у меня вызывает большее доверие, чем след от танкетки геологов или описания туристов. Как потом выяснилось, мы выбрали самый простой и короткий маршрут из трех возможных (это если ехать от трассы). Увидев придорожный летник, заезжаем к хозяевам-сойотам. Нужно расспросить, как нам двигаться дальше, чтобы не заблудиться. Пьем чай с боово (похоже на наш хворост). Рассказываем о цели экспедиции, а заодно о Намибии, вулканах и князе Кропоткине.

В целях экономии времени ближайшие 10 км нас пробрасывают на УАЗике.

Пешком к графиту

Сворачиваем на «бурхане» – в данном случае это лиственница, увешанная ритуальными ленточками. Но дальше «ехать» почти не получается.

И мы прячем свою технику и вещи в складках ягельника. Около 4-х часов пробираемся по топким болотам зимника, по которому в 1980-е годы тракторами вывозился графит. Светлого времени совсем не осталось, периодически сеет теплая морось. А вот вода в болоте – ледяная. Потому что под тонким слоем травы и мха прячется вечная мерзлота (глубиной до полутора метров). А мы вырядились в беговые кроссовки.

В общем, в этот день на велосипедах мы проехали всего около 20 км, но по очень крутым горкам. И прошли порядка 11 км. На ночлег встали в седловине, разделяющей водосборы рек Хагархай и Хуша-гол. Вечером снова зарядил дождь, но отношение к этому уже философское – не раздражает.

Четвертый день маршрута

Проснулись рано – сегодня у нас тяжелый день. На завтрак макароны с тушенкой, приправленные сушеным супом. И мы снова чавкаем ледяную воду под аккомпанемент мелкой мороси.

Все – таки хорошо, что у нас была «репетиция» перехода к озерам Эхе–Угун. Хотя условия, в которых мы оказались сейчас, намного хуже. Двухчасовое лазание по буреломам вдоль безымянного притока Хуша-Гол все же вывело нас на конную тропу, обозначенную на картах. Дальше пошло веселее. Тропа помечена бурятским «обо». Судя по отсутствию жертвоприношений, людей здесь не было уже довольно давно. Но вот мы и на гольце. Кропоткин называл его Алиберовским, а сойоты – Харандашкин-хардык (Карандашный голец). Здесь все оказалось очень интересным.

Однако вскоре нас накрывает продолжительный ливень: зуб на зуб не попадает. Тем не менее, мы все внимательно осматриваем – это способ погрузиться в жизнь первых графитодобытчиков.

Колодец

Вход в прославившую Алибера Мариинскую шахту – «Колодец» – завален.

Но еще видны остатки надшахтного здания. Оно было с витражами.

Вот как его описывает очевидец: «...колодец этот служит не для подъема воды, а для извлечения из недр земли ценного минерала. Слово это — «колодец» — может создать впечатление у тех, кто бывал в шахтах или слышал о них, что речь идет об огромной глубине и узкой лестнице, по которой спускаются, держась обеими руками за перекладины, чтобы не упасть в пропасть. Ничего похожего. Войдя под стеклянную крышу, вы забываете, что находитесь в шахте. Не будь машин, напоминающих о действительности, вы могли бы подумать, что попали в какой-нибудь подземный дворец. Вы спускаетесь на восемь саженей по широкой и некрутой лестнице с прочными красивыми перилами; затем, если вам захочется, можете спуститься еще на восемь саженей по лестнице менее хорошей, чем первая, но гораздо более удобной, чем в других шахтах.

Там, приглядевшись, вы замечаете при свете шандалов графитовую жилу, вскрытую в твердых сиенитовых породах...Куски практически чистого графита аккуратно сложены.

Когда-то здесь стояла Алиберовская часовня, увенчанная высоким шпилем.

Ближе к горе Крестовой находится открытая выработка, добыча графита из которой проводилась уже в советское время. К ней ведет деревянная узкоколейка».

Обратная дорога, как всегда, кажется короче. Конной тропой и срезкой по бурелому выходим к своему лагерю, собираем палатку, наскоро перекусываем и к вечеру добираемся до велосипедов. У бурхана оказываемся в сумерках.

О потомках Алибера

Следующий переход – в улус Сороки (порядка 30 км). По дороге у нас случается еще одна встреча – с Соноповым Владимиром, проживающим на реке Ехэ-Хайрас.

С его слов, Алибер якобы нашел в тайге крупный алмаз, с которым и сбежал с прииска зимней ночью с кучером и женой-сойоткой. И больше уже не появлялся. Интересная версия. Однако считается, что Алибер уехал из России из-за донимавших его кредиторов.

Сороки – это «столица» коренного населения Горной Оки – сойотов – палеоазиатского этноса охотников и горных кочевников-самодийцев, давшего название Саянскому нагорью. В отличие от ненцев, селькупов, нганасан и пр., они сохранили свое самосознание, этническую общность и культуру.

Здесь мы намерены встретиться с Владимиром Самсоновым, который, по мнению наших информантов, может оказаться прямым потомком Алибера.

Дом находим без труда, т.к. школьный учитель живет прямо в центре улуса. Рассказываем об увиденном и дарим фотоальбом с алиберовскими рисунками. Владимир заинтригован: он и не догадывался, что его фамилия – единственная из всех местных, которая не имеет сойотского или бурятского происхождения. В ходе беседы приходим к интересным умозаключениям.

Например: фамилия Самсонов, наверняка, досталась хончоно-ботогольским сойотам от какого-то первопредка. Когда местным жителям присваивали фамилии? Во время первой всеобщей переписи населения, проходившей в январе 1897 г. Так что, скорее всего, все-таки была у Алибера гражданская жена-сойотка, и сын у них тоже был: родной или приёмный, по имени Самсон. А у того, в свою очередь, родился парень, который к моменту переписи уже достиг 18-летнего возраста и был достаточно самостоятельным, а потому был записан Самсоновым сыном. По времени как раз получается (на прииске горнозаводчик проживал в 1847-1859 гг.*).

Своего отпрыска Алибер мог назвать или в честь Святого Самсона – величайшего английского проповедника 5-го века (до приезда в Россию наш француз три года прожил в Великобритании и, судя по наличию католической часовенки на приисковой горе, был человеком не только набожным, но и миссионером), или по имени библейского силача Самсона, скульптуру которого Жан-Пьер, наверняка, видел в Санкт-Петербурге, где бывал неоднократно.

А ипподром на вершине Ботогольского гольца Алибер построил, чтобы жену развлекать. Существуют схемы рудника и его рисунки, датированные 1855 годом, но ипподрома на них еще нет. Значит, он был построен позже. Соответственно, роман Алибера с сойоткой мог продолжаться всего пять лет.

Дело останется за малым – выяснить имя прапрадеда нынешних Самсоновых, а имена всех остальных предков нам известны: от предполагаемого Самсона (~1856-58 гг.р.) родился рыжебородый Ринчин (до 1877 г.), от того – Жап (~1900-1910 гг.р.), ставший отцом Назыта (1933 г.р.), который зачал Владимира и его братьев. Даты рождения первопредков тоже надо бы уточнить.

И тогда можно думать о проведении теста ДНК – ведь во Франции, в городе Монтобане, у Алибера остались многочисленные родственники, носители патронимов Форестье, Де Лабарриер и Алиберт.

Но, как всегда, есть одно «но». Владимир Самсонов рассказал также, что его дед Жап однажды на сухом кедре вырезал 10 родовых хончонских фамилий – эту надпись Владимир видел сам. Часть из них он восстановил по памяти.

Себя дед записал как Ангольжанц Жап, т.е. Жап (по – бурятски защита) из Большого рода. Но не Самсоновым. Возможно, потому, что эта фамилия существовала лишь на бумаге, а не в самосознании рода. И закрепилась в 1933-34 годах при паспортизации населения пограничных районов. Не исключено, что надпись на кедре появилась в качестве своеобразного протеста против этого. И вот почему.

По рассказам, дед Жап был свободолюбивым человеком и очень тяготился работой колхозного скотника. Случайно или нет, но его оттуда прогнали. А получилось так: Жап гнал скот, и нужно было переходить речку вброд. Вода из-за дождей поднялась, и потому дед снял кальсоны, которые носил круглый год вместо штанов и без исподнего. Да так, голым, и зашел в деревню: с кальсонами на шее. Председатель колхоза возмутился – это вопиющее нарушение норм поведения! Пусть лучше в тайге охотничает, и на людях не позорится.

Сегодня наконец-то хороший день. В Орлик выезжаем ближе к обеду – когда проанализировали всю родословную Самсоновых. В голове постоянно возникают новые предположения, и я часто останавливаюсь, чтобы записать их. В Орлике селимся в муниципальную гостиницу, обедаем и делаем 100-километровую радиалку на машине друзей. Мы хотим понять, где все-таки находился Окинский караул? Нам помогает недавно уволившийся из армии Соёл, хорошо знающий старожилов. В результате точку в поисках ставит житель улуса Хужир 72-летний Александр Цыденович Папаев. Он указывает местонахождение пригорка, на котором когда-то стояла православная церковь Окинского караула. Осматриваем это место на обратном пути (пустырь севернее поселка «Саяны») и обнаруживаем неподалеку несколько ям от бывших построек и даже остатки бревенчатого фундамента одного из домов. Вот теперь сомнения рассеялись. Из семи различных карт сибирской части Российской империи правильное расположение поселка указано только на военно-дорожной карте Азиатской России.

(Продолжение следует)




Рекомендуем посетить